Официальный сайт «КРАСАВИЦЫ И УМНИКИ
Официальный сайт «КРАСАВИЦЫ И УМНИКИ
Пресса о нас

Бриллианты от Станиславского

25-02-2008, 21:51

Пятый Международный московский фестиваль с классическим названием «Сезон Станиславского» подвел театральные итоги 2009 года и в который раз отметил уже известных режиссеров и актеров. Вместе с тем руководство Фонда Станиславского не рискнуло назвать лучший спектакль наследников великого реформатора, так как все они находились в равной «весовой» категории и обижать никого не хотелось. И все же за выдающийся вклад в развитие русского театра приз Станиславского получил Олег Басилашвили, а за роли последних лет были одарены бриллиантовыми брошами с изображением «Чайки» Евгения Глушенко, Василий Бочкарев и «фоменковец» Кирилл Пирогов. Зарубежный театр тоже не забыли, да и кто станет возражать против мэтра королевского английского театра Тревора Нанна, он-то давно на дружеской ноге с основателем МХАТа.

И тем не менее именно этот фестиваль заставил в очередной раз задуматься: так ли уж все в порядке с нашим театральным наследием?

Каким будет театр в 2010 году, приблизительно всем известно, если, конечно, не урежут государственные дотации и не переведут на самоокупаемость. К тому же в прошедшем году, как ни странно, московские театры были переполнены, и даже на спектакли Молодежного театра в 21 час билеты продавались с лета. Лично для меня это остается загадкой, может быть, даже больше, чем стремление режиссеров переписывать классику, сочинять спектакли вопреки авторскому замыслу. Хотя и такое тоже объяснимо с точки зрения постмодернистского цинизма.

Для молодого поколения зрителей, которым достались редкие островки истинно психологического театра, такого рода вандализм стал привычен и даже утешителен, ведь всегда приятно стоять на одной доске с великими писателями. Поэтому, когда несколько лет назад возник Фонд Станиславского, то противники коммерческого театра с облегчением вздохнули: ну наконец-то у них будет защита, и теперь никто не станет издеваться над системой Станиславского, открывшей миру уникальный подход к актерскому мастерству. Но радоваться было рано. Как всегда, благие намерения стали обрастать предлагаемыми обстоятельствами наступающего рынка, а имя Станиславского – превращаться в модный бренд. Рядом с продолжателями его системы как грибы вырастали дутые авторитеты, раскрученные пиаром и своими критиками.

Делая такое заявление, я тут же попадаю в разряд ретроградов, стоящих на пути современного театрального прогресса. Пусть так, но когда некоторые мои коллеги набрасываются на спектакль Марка Захарова «Вишневый сад», инкриминируя ему насилие над Чеховым, ибо он вписывал свой текст в режиссерский сценарий, то я их хочу спросить: а выбранная ими «Чайка» эстонского театра для фестиваля разве не насилие? Или это прогрессивный авангард, перед которым надо снимать шляпу? Ведь финский режиссер Кристиан Смедс использовал пьесу как вызов старому рутинному театру и на ее материале создал новую реальность, не имеющую прямого отношения к Чехову. Его протест понятен с точки зрения ненавистных пыльных кулис и музейных спектаклей, посвященных, как правило, теме загубленного таланта Кости Треплева, но зачем режиссеру понадобилось Аркадину превращать в «средний род» – мужчину в женском платье, а старика Сорина играть актрисе Хельге Сало? Только для того чтобы показать, насколько деградировало современное общество, и поэтому смешно рассуждать о какой бы то ни было нравственности? Оправдать такое режиссерское хулиганство тоже можно, но зачем для этого использовать Чехова? Эстонские критики уверяют, что спектакль пользуется большим успехом в Таллине. Ну что ж, могу только поздравить тамошних эстетов с «голубой» русской классикой, до такого еще никто не додумался.

Спектакль Юрия Бутусова «Человек=человек» по пьесе Бертольда Брехта «Что тот солдат, что этот» с нетерпением ожидали в Москве, поскольку слухи о нем давно не давали покоя. И что же мы увидели? Изложенную в картинках довольно примитивную историю о том, как простой крестьянин стал убийцей на войне. Вместо политического кабаре с зажигательными музыкальными зонгами на сцене царила скука, как будто актеров тянули на буксире, а они натыкались на непредвиденные обстоятельства и пытались объяснить, что захватнические войны под лозунгом наведения мирового порядка – это очень плохо. Все правильно, только Брехт, боготворивший Станиславского, не предлагал театральное действие заменить публицистикой, а уж тем более бытовыми подробностями, где бутафория лезет из всех щелей, а Гейли Гей изначально выглядит сломленным человеком, и ему не надо выбирать, что лучше: убивать за деньги или трудиться от зари до зари ради куска хлеба.

Жаль, конечно, что весь пафос антимилитаристского спектакля ушел в песок, и ему даже не помогло шикарное оформление Александра Шишкина, удостоенного памятной награды Фонда Станиславского, но такое случается, когда его создатели изначально не вырабатывают собственную художественную стратегию. К счастью, ничего подобного не могу сказать о спектаклях «Сказка Арденского леса» Петра Фоменко, «Медея» Камы Гинкаса, «Река Потудань» Сергея Женовача, «Про всех падающих» Алексея Левинского, внушающих веру в неисчерпаемые возможности психологического театра и позволяющих надеяться на его будущее. Все они были уже описаны в прессе, поскольку их премьеры состоялись в прошлом году, за исключением «Идиота» Някрошюса, который был перехвачен на пути к Москве фестивалем «Балтийский дом», наделав там много шума и породив сомнения в своей гениальности. Кстати, сам Някрошюс тоже не уверен, что сумел ухватить ускользающий нерв криминального детектива, и поэтому будет еще долго работать над близким ему по духу Достоевским.

Что касается «Комнаты Изабеллы» бельгийского театра «Needcompany» в постановке креативного Яна Лауерса, то это был авторский спектакль, по стилю напоминающий реалити-шоу, в котором соединились все виды искусства: перформанс, балет, вокальные номера, драматические монологи, объединенные человеческой памятью и памятью самих предметов, сопровождающих героев на протяжении их жизни. А точнее, одной героини – ослепшей Изабеллы, продолжающей верить в чудесные преображения, дающие ей силы жить. Конечно, это было лакомое блюдо для москвичей, ничего подобного ранее не видевших, но какое это имеет отношение к наследию Станиславского – ума не приложу. И вместе с тем, когда на сцене видишь живых актеров, а не роботов, способных перевоплощаться, то смеешь надеяться, что и они когда-то слышали о системе К.С.

Вернуться на главную страницу

«Перец» или «Человек»

28.12.2015
12 ноября произошла замена телеканала «Перец» на «Че». Новый канал начал свою работу с мультиков, а также показали передачу «100 великих» и кинокартину «Доктор Ноу».

Девушкам из российской глубинки предстоит сходить в отпуск по обмену на проекте «Барышня – крестьянка»

24.12.2015
Телеканал «Пятница» начал трансляцию непредсказуемого безбашенного отпуска по обмену в новой шоу-программе «Барышня - крестьянка».

Батрутдинов и Канануха. Организаторами «Холостяка» была открыта правда об их фальшивом романе

21.12.2015
Фанаты очень возмущены! Телезрителям не нравится, что их все время обманывают, ведь на телепроекте «Холостяк» не построила реальные отношения ни одна пара.
© 2006-2011 soblazn.tv